index.1.jpg (3032 bytes)

Галина Шеларь,
CISR/ADEPT, www.e-democracy.md

                                                                                                                                                                               Декабрь 2007 

Инфляция: мысли вслух

Сегодня, по понятным причинам, рост цен на основные продовольственные товары: молоко, сливочное масло, хлеб, волнует и правительство, и население. Согласно официальной статистике во многом именно эти товары стали причиной увеличения цен в экономике в целом. Это неприятное обстоятельство особенно больно бьет по карманам рядовых потребителей, что и обуславливает устойчивую популярность инфляционной темы в последнее время. Правды ради отметим, что особого позитивного опыта развития в низкоинфляционной среде у нашей экономики, к сожалению пока нет. Но, пожалуй, впервые с начала 90-ых годов периода гиперинфляции вопрос цен дискуссируется особенно активно. 

Между тем, вполне очевидно, что ускорению инфляционных процессов поспособствовали, по крайней мере, пять основных факторов: (i) рост цен на энергоносители; (ii) мировая тенденция повышения цен на продовольствие и дефицит собственной сельхоз продукции, в том числе и из-за засухи; (iii) неразвитая структура производства; (iv) быстрый рост денежных доходов населения и повышение платежеспособного спроса; и (v) низкая склонность населения к сбережениям. 

Попробуем разобраться в причинах нынешней инфляции, а главное, в возможностях государства Правительства и Нацбанка влиять на развитие инфляционных процессов в стране. Другими словами, как может и должна реагировать власть на рост цен в экономике.  

Разработка и проведение единой государственной политики в области цен находится в компетенции Правительства. Однако, придерживаясь либеральной модели ценообразования, участие государства в процессе ценообразования минимально и ограничивается социально значимыми секторами, что находится в полном соответствии с Гражданским Кодексом и Законом о предпринимательстве и предприятиях. Государственной политики в области цен попросту не существует, хотя периодически и возникают намерения закон о ценах разработать, однако, из-за неясности проблемы, ни одна из них не реализована. Цены у нас формируются, в основном свободно, в зависимости от покупательской способности населения и колебаний спроса и предложения на внутреннем рынке. 

Вмешательство государства в ценообразование и сегодня определяется ПП О дальнейшей либерализации цен (1994) и ПП О мерах по упорядочению и государственному регулированию цен (тарифов) (1995). Как кажется, уже сами названия этих документов свидетельствуют о нежелании государства заниматься столь щекотливым вопросом как единая политика цен.  

Что же сегодня ограничивает государство? Во-первых, уровень рентабельности (доходности) хлебопекарного производства (до 10%) и производства молочной продукции (до 15). Во-вторых, торговую надбавку на социально значимые товары (до 20% к свободным ценам приобретения), к коим относятся консервы для детского питания, подсолнечное масло, молочные продукты, мука, хлеб (до 10%) и хлебобулочные изделия, медикаменты согласно перечню, утвержденному Минздравом и др. (всего 13 групп товаров). Для всех остальных производителей (реализаторов) никаких ограничений ни по доходности, ни по торговой надбавке нет. 

Предпочтение отдается мерам чрезвычайным, реализуемым, как правило, специально создаваемыми рабочими группами. Вот и в июле для мониторинга ситуации в стране в условиях засухи и контроля над ценами на продукты питания Правительством созданы три такие группы. Две из них, непосредственно связаны с ценами и курируются Министерством экономики и торговли: одна отвечает за мониторинг цен на пшеницу и муку и контроль над продажей (?) мучных изделий, вторая - за установку (!) цен на зерновые и продукты питания первой необходимости в целях обеспечения продовольственной безопасности страны. 

Результаты предпринятых действий. За нынешний (неполный) год цены на продовольствие возросли на 12.1%, в том числе на хлеб - на 15.2%, молоко и молочные продукты на 17% и на мясопродукты на 14.2%. Медикаменты подорожали на 16.1%.  

Очевидно, что попытки правительства договориться с производителями о замораживании или даже снижении цен понимания у бизнеса не находят. Нельзя не учитывать и ментальность нашего бизнеса: свобода - это свобода увеличивать цены, что, безусловно, значительно легче, чем заниматься развитием производства или его рационализацией.  

Тем более что и на мировых рынках по прогнозам экспертов Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO), из-за неурожая зерновых культур, худшим за последнюю четверть века, ожидается резкое повышение стоимости практически всех продовольственных товаров: хлеба, мяса, молока и макаронных изделий, цены на которые могут увеличиться на 80-200%. Открытость же отечественной экономики - за счет импорта удовлетворяется не только 50% всего внутреннего спроса, но и более 30% потребностей в продовольствии - предопределяет ее чрезвычайную чувствительность к внешним шокам. 

В условиях слаборазвитой конкуренции отпущенные на свободу цены ведут себя непредсказуемо и регулированию не поддаются. Более того, наличие определенных интересов, и на центральном, и на местном уровнях, зачастую тормозят даже робкие попытки правительства удержать цены.  

И все же правительство пытается направить торговлю в более цивилизованное русло. За стратегиями развития промышленности и агропродовольственного сектора, утверждена и стратегия поддержки развития внутренней торговли.  

В рознице акцент делается на сетевую торговлю. Создаются крупные торговые центры, в ближайшем будущем и на региональном уровне. Параллельно активизируется борьба с торговлей неорганизованной, сегодня это более 40% розницы. Но, как кажется, именно этот официально неконтролируемый сегмент рынка, в определенном смысле и конкурирует с крупными супермаркетами, обеспечивая доступными по цене продтоварами значительную часть населения. Магазинов-то и у нас уже не меньше, чем в Европе, но вот среда у них конкурентная, а у нас нет. 

Проблем оптовой торговли старательно не замечают нет даже комплексного подхода к созданию и функционированию специализированных оптовых рынков, вследствие чего рыночные схемы продвижения продукции к потребителю формируются неоправданно медленно. Как результат, излишнее число посредников и, зачастую, нерыночные механизмы формирования рыночных цен.

С сетевой торговлей конечно проще: здесь все схвачено и все договорено. Возможности Агентства по защите конкуренции весьма и весьма ограничены. Да, и защитников у серьезного бизнеса у нас еще предостаточно, что в отсутствии опыта практической работы, жизнь Агентства отнюдь не облегчает.  

Остается лишь поверить расплывчатым заявлениям Правительства, что предпосылок для роста цен на основные продукты питания нет. 

В сложившихся условиях логически выверенная позиция Нацбанка не может не вызывать уважения. Традиционно, НБМ четко и жестко добивается реализации основной задачи - обеспечение и поддержание стабильности цен. И возможно поэтому на сегодняшний день это практически единственный государственный институт, пытающийся последовательно бороться с инфляцией, используя для этого все доступные рычаги и механизмы влияния в монетарной сфере (увеличены и процентные ставки, и валютные резервы коммерческих банков) и уже накопленный опыт борьбы за стабильность лея. Однако, дефекты внутреннего спроса/предложения устойчиво препятствуют реализации беспрецедентных попыток Нацбанка ослабить инфляционное давление, и усилий одного, пусть и мощного игрока, оказывается недостаточно. (Интересно, как бы развивалась ситуация, если бы основная задача НБМ оставалась неизменной?) 

И хотя план по обеспечению 10% уровня инфляции на конец года выполнить не получится, ориентиры на будущее остаются в силе: темп роста цен к 2010 г. должен быть снижен до 5%. Вопрос лишь в том, как будет осуществляться этот переход. 

Нацбанк отвечает: будет изменена монетарная политика и осуществлен переход к тагетированию инфляции. Другими словами, НБМ попытается регулировать стоимость денег в экономике с помощью учетной ставки, и, через механизм монетарной трансмиссии, влиять на уровень инфляции и темпы роста экономики. Планируется, что за 6-8 месяцев уровень инфляции будет снижен до однозначной цифры.

Национальному банку хочется верить, но увеличивающиеся риски роста цен в среднесрочной перспективе могут внести свои коррективы. Внешнее давление на денежное предложение лишь усилится: ожидается увеличение притока иностранных инвестиций. Свою лепту внесут и рост мировых цен на продовольствие и энергоносители, и высокие инфляционные ожидания, и увеличение доходов/расходов бюджета. Неразвитость финансовых рынков еще одно препятствие для успешной реализации таргетирования инфляции 

Изменения в монетарной политике, по-видимому, приведут к устойчивому укреплению лея. Предприятия же, ориентированные на экспорт, по-прежнему рассматривают этот факт лишь как покушение на заработки на курсовой разнице, а не стимул для повышения производительности труда. Цены производителей промышленной продукции с начала года увеличились на 27.2%. Способно ли укрепление национальной валюты, по крайней мере в среднесрочной перспективе, простимулировать рост производительности труда, покажет время.  

И последнее. Проект закона о валютном регулировании, принятый Парламентом в первом чтении, предоставляет Нацбанку право вводить защитные меры, если движение капитала в страну или из нее представляет угрозу для денежной и /или валютной политики. Основные источники притока капитала в страну известны: кредиты, инвестиции и трансферты трудовых мигрантов. Нетрудно догадаться, какой именно из них, в случае возникновения вышеназванной угрозы, станет объектом возможных защитных мер. О последствиях же даже думать пока не хочется.  

И все же, весьма сомнительно, что Банк, пусть и национальный, сможет в одиночку защитить экономику от инфляции, приобретающей все более глобальный характер. Необходима и реальная помощь Правительства в создании условий, когда

-         рост обеспечивается расширением собственного производства товаров и услуг и увеличивается число занятых, а не количество рабочих мест;

-         инвестиционная деятельность становится привлекательней, чем посредническая; а

-         рост зарплат, пенсий и поступлений из-за рубежа не угрожает монетарной и/или валютной политике. 

Пока же правительство Молдовы в очередной раз битву с инфляцией проигрывает.